Открытый очаг

Большие композиционные возможности заложены в решении камина не как пристенной печи, а как открытого очага в пространстве помещения. В Средней Азии и на Кавказе открытый очаг в жилом помещении - довольно частое явление. Камин кузнеца-художника Л.И. Быкова играет значительную роль в интерьере. В данном случае использован прием контраста - гладкие стены и простой кирпичный прямоугольник очага противопоставлены изящным формам металлических ограждений и каминных приборов. Вытяжной зонт из листовой стали имеет скромную объемную выколотку растительного орнамента. Вся декоративная красота камина создается металлическими коваными изделиями (рис. 3.60).

 3.60. л. и. Быков. Камин
3.60. л. и. Быков. Камин

Пожалуй, самую существенную роль в интерьере любого помещения играют изделия, связанные с освещением. Одним из таких изделий является напольный торшер. Кузнецы чаще всего делают торшеры для свечей. Высота их составляет в среднем 140-160 см, количество свечей - от одной до шести. Композиционное решение традиционно включает в себя опору, высокую стойку и разветвленное, богато декорированное завершение. Большинство торшеров скомпоновано из многих элементов, встречаются и изготовленные из единого стержня путем разрубки и проковки ответвлений, однако и в этом случае приходится приваривать несколько деталей, тщательно зачищая стыки.

Торшер на одну свечу Ю.Н. Бородина выполнен из одного массивного стального стержня с разрубкой и проковкой опорной части, устройством небольшой шишки из просечной заготовки в средней части стойки, а также спиралей. Розетка для свечи и по две спирали с каждой стороны откованы отдельно и приварены к стойке (рис. 3.63). Второй торшер Бородина, также на одну свечу, состоит из множества деталей, собранных на заклепках и, частично, с помощью сварки. Места соединения элементов скрыты пластинами-перехватами. В целом торшер очень красив и пропорционален. Основание представляет собой плоское кованое кольцо, к которому крепятся четыре опорные лапки-стойки. Стойка украшена завитым "фонариком" - шишкой в средней части. Навершие - довольно сложное сооружение: здесь и чашечка в виде цветка, и витая шишка, и симметричные вертикальные стержни, имитирующие пламя (рис. 3.61 и 3.62).

 3.61. Ю.Н.Бородин. Торшер (схема)
3.61. Ю.Н.Бородин. Торшер (схема)
 3.62. Ю.Н. Бвродин, Торшер
3.62. Ю.Н. Бвродин, фрагмент торшера
 3.63. Ю.Н. Бвродин, Торшер на одну свечу
3.63. Ю.Н. Бвродин, Торшер на одну свечу

Два следующих торшера откованы О.В. Боньковским. Торшер "Розетка" на одну свечу имеет в основании туго скрученную спираль, к которой приклепаны два прута квадратного сечения. Эти прутья идут от краев основания к центру, переплетаются, поднимаясь вверх, а затем расходятся, как поднятые над головой руки, которые держат спирально скрученную чашу для свечи. Эта единственная свеча окружена завитками-спиралями, симметрично расположенными в разных направлениях (рис. 3.65). Второй торшер напоминает музыкальный инструмент. Торсированный стержень завершается наконечником копья и шесть тонких стержней вздымаются вверх к шести горящим свечам (рис. 3.64). Торшеры на две и три свечи кузнецов К.В. Шацкого и А.Л. Скворцова (рис. 3.66 и 3.67) по технологии и рисунку близки к рассмотренным.

 3.64. О. В. Боньковский. Подсвечник Поставец
3.64. О. В. Боньковский. Подсвечник Поставец

Иногда в торшерах, ниже места установки свечей, делают декоративные кольца с изображением мифических птиц, животных и т.п. (распространенный прием древнерусского народного творчества). Типичным примером подобного решения может служить изделие кузнеца Г.Г. Зуева (рис. 3.68).

 3.65. О.В. Боньковский. Подсвечник Розетка
3.65. О.В. Боньковский. Подсвечник Розетка
 3.66. О.В. Швацкий Напольный подсвечник
3.66. О.В. Швацкий Напольный подсвечник
 3.67.  А.Л.Скворцов  Напольный подсвечник
3.67. А.Л.Скворцов Напольный подсвечник
 3.68. Г.Г.Зуев. Напольный подсвечник на пять свечей
3.68. Г.Г.Зуев. Напольный подсвечник на пять свечей
 3.69 Я.И. Быков. Подсвечники: настольный Осень и напольный Аскет
3.69 Я.И. Быков. Подсвечники: настольный Осень и напольный Аскет
 3.70. А.П. Миловзоров Подсвечники канделябры
3.70. А.П. Миловзоров Подсвечники канделябры

Торшеры и подсвечники могут быть созданы вообще для интерьера, но могут быть и для конкретного пространства, уже имеющего какое-то художественное решение. Тогда возникают формы нетрадиционные, чаще всего неожиданные, если их рассматривать вне связи с этими условиями. Например, кузнец Н.П. Чекмарев, оформляя интерьеры кафе "Старая мельница", создал своеобразный напольный подсвечник -крупный, массивный, весь в спиральных завитках металлических узоров. Он точно соответствует характеру уже созданного окружающего пространства внутри кафе и значительно обогащает интерьер (рис. 3.71).

 3.71. Н.П. Чекмарев. Подсвечник в кафе Старая мельница
3.71. Н.П. Чекмарев. Подсвечник в кафе Старая мельница

Еще более увлекательные по форме подсвечники-канделябры создал кузнец-художник А.П. Миловзоров (рис. 3.70). Полная свобода и легкость творческого порыва, независимость от канонов подкупает в этой работе. Каждый из этих сказочных, веселых канделябров имеет свою тему: один из них - бабочка, другой - рыба, третий - птица. Они могут украсить детский театр, школу, студию юных художников и т.п. Иногда художественные изделия диктуют характер решения интерьера. В качестве примера рассмотрим две работы Л.И. Быкова. Композиция "Торшер и подсвечник" создана для строгой храмовой обстановки (рис. 3.69). Они лишены украшений, аскетичны. Наоборот, торшер для лестницы, выполненный совместно с А.И.Лопатиным (рис. 3.72), весь узорный, приковывает к себе внимание и фактически господствует в этой части интерьера. Л. Быков очень внимателен к тому окружению, для которого выполняет свои изделия. В данном случае простые деревянные панели, гладкая поверхность белых стен создают необходимый контраст сложным формам кованого торшера. Внутреннее пространство и кузнечное изделие взаимно обогаш,ают друг друга.

 3.72. Л.И. Быков, А.И. Лопатин. Торшер
3.72. Л.И. Быков, А.И. Лопатин. Торшер
 3.73. А.П. и Р.А.Сташкусы. Фонарь
3.73. А.П. и Р.А.Сташкусы. Фонарь

Фонари не являются столь определяюш,ими элементами внутренней организации помеш,ения, как крупные напольные подсвечники-торшеры. При создании мастерами фонарей есть что-то от сказки, театральности, серьезной забавы. На рисунках 3.73 - 3.79 показаны семь фонарей. Первый выполнен кузнецами А. и Р. Сташкусами и воспроизводит формы подвесной керосиновой лампы, только вместо фитиля вмонтирована электрическая лампочка.

 3.74. Михайлюк. Светильник кафе Старый Томас
3.74. Михайлюк. Светильник кафе Старый Томас
 3.74. Михайлюк. Светильник кафе Старый Томас
3.74. Михайлюк. Светильник кафе Старый Томас
 3.75. В. М. Атрашкевич. Фонарь с дубовыми листьями
3.75. В. М. Атрашкевич. Фонарь с дубовыми листьями
 3.76. Н.В. Фирстов. Фонарь. Троицкая церковь
3.76. Н.В. Фирстов. Фонарь. Троицкая церковь
 3.78. В.Е. Цигаль. Фонарь Летучая мышь
3.78. В.Е. Цигаль. Фонарь Летучая мышь
 3.79. В.Е. Цигаль. Фонарь Силуэты
3.79. В.Е. Цигаль. Фонарь Силуэты

Нельзя не отметить высокое исполнительское искусство мастеров. Фонарь В.А. Михайлюка для кафе "Старый Томас" выполнен со стилевыми особенностями декора, характерными для средневекового Таллинна. "Фонарь с дубовыми листьями" кузнеца В.М. Атрашкевича интересен своей декоративностью и резким контрастом между простотой "корзины" и ажурностью ее подвески. Украшает фонарь и удачно выбранная фактура стекла. Фонари В.Е. Цигаля "Летучая мышь" и "Сундучок" - изделия сказочного характера, выполнены из стали, латуни и цветного стекла. Характерная особенность двух последних фонарей - использование силуэтных изображений на фоне светяш,ихся стекол (автор первого -Н.В. Фирстов, второго - В.Е. Цигаль).

 3.80. А. И. Биловол, А.И. Литвин. Декоративная композиция с источником света в кафе Вечерний Донецк
3.80. А. И. Биловол, А.И. Литвин. Декоративная композиция с источником света в кафе Вечерний Донецк

В современной художественной ковке наряду с фонарями уделяется внимание и светильникам с одним источником света. Подобные светильники выполняются настенными, напольными или подвесными. На рис.3.80 представлена настенная декоративная композиция с одним источником света, выполненная А.И. Биловолом и А.И. Литвиным для кафе "Вечерний Донецк". Исходным материалом послужили короткие отрезки стальных труб различного диаметра, торцы которых срезаны под разными углами. В композиции активно используется декоративный сварной шов, как элемент отделки поверхности художественного изделия. Пластические свойства раскаленной стали подчеркиваются продольной разрезкой труб, отворотами, наплавкой металла. Встречаются и совершенно неожиданные решения. Приведем в качестве примера кованый светильник художника-кузнеца В.Н. Галкина, выполненный для петербургского Дворца молодежи (рис. 3.81).

 3.81. В.Н.Гапкин. Светильник Павлин
3.81. В.Н.Гапкин. Светильник Павлин

В работе использовано стандартное изделие - шар молочного стекла на трубчатой металлической стойке, но мастер все это превратил в сказочный образ павлина. Светильник расположен в зимнем саду, среди зелени пальм, что еще больше усиливает впечатление сказочности. Точно такой же, молочного стекла шар литовский мастер В. Ярутис превратил в современное произведение искусства. Его светильник - это удачная дизайнерская находка (рис. 3.82).

 3.82. В. Ярутис. Светильник Эскиз
3.82. В. Ярутис. Светильник Эскиз

Более традиционно решение светильника, выполненного курским кузнецом О.Я. Чекрыгиным. В данном случае мы имеем возможность проследить процесс создания изделия от первоначального эскиза до выполнения в материале (рис. 3.83 и 3.84). По всей вероятности заказчик приобрел другое стекло, при этом изменились все габариты по сравнению с эскизом, светильник стал мал по высоте и ширине, а детали были уже откованы. Отказались от фигурного среднего завитка, переделали верхнюю часть подвески ... Но стало ли лучше, чем в эскизе? Эскиз, несомненно, был решен удачнее.

 3.83. О.Я.Чекрыгин. Светильник Эскиз
3.83. О.Я.Чекрыгин. Светильник Эскиз
 3.84. О.Я.Чекрыгин. Светильник
3.84. О.Я.Чекрыгин. Светильник

Наиболее значимой декоративной частью любого внутреннего пространства жилого или общественного здания всегда была люстра, конечно, если именно она - основной источник освещения. Подобные люстрам подвесные светильники использовались в России с XI века. В то время чаще всего люстры были литыми, значительно реже - коваными. И сегодня кузнецы изготавливают большое количество подобных изделий. В книге приводятся примеры только основных направлений в их изготовлении. Подвесные светильники различаются по размерам - от небольших (70 - 80 см) до огромных кованых высотой 14 м. По своим стилистическим особенностям это, по большей части, обращение к традициям XVII - XIX веков. Иногда это вызывается характером заказа, смысловой направленностью помещения, обликом здания или тематикой музейной экспозиции. Техника исполнения подвесных светильников различна - от применения наиболее современных способов обработки металла (включая использование штампов) до ручной ковки с огнем горна и наковальней. Есть что-то притягательное в хорошо откованном изделии, и не случайно на всех фестивалях и праздниках народного творчества у пышущих жаром горнов и наковален масса людей, особенно молодежи, завороженно следит за работой мастеров (рис. 3.85).

 3.85. Рождение шедевров. На фестивале народного творчества
3.85. Рождение шедевров. На фестивале народного творчества

Мощная, уверенная ручная ковка демонстрируется В.М. Атрашкевичем в люстре "Виноградная" (рис. 3.86 и 3.87). Показанная деталь хорошо воспроизводит и условность, и реалистичность передаваемого образа, и технику выполнения изделия.

 3.86. В. М. Атрашкевич. Люстра Виноградная
3.86. В. М. Атрашкевич. Люстра Виноградная
 3.87. В.М. Атрашкевич. Фрагмент люстры Виноградная
3.87. В.М. Атрашкевич. Фрагмент люстры Виноградная

Трехрожковая кованая люстра М.Н. Хизбулина имеет цепную подвеску к кованой розетке у потолка и пружинящие кронштейны, на которых установлены светильники в виде цветов. Снизу к кронштейнам крепятся крюки, поддерживающие "корзинку" из кованых стальных полос, завершенную бутоном цветка (рис. 3.88). Весьма интересную массивную люстру из широкой полосовой стали и прутка квадратного сечения выполнил в стиле барокко для кафе "Старый Томас" В.А. Михайлюк (рис. 3.89).

 3.88. М.Н.Хизбулин. Люстра
3.88. М.Н.Хизбулин. Люстра
 3.89. В.А.Михайлюк. Люстра кафе Старый Томас
3.89. В.А.Михайлюк. Люстра кафе Старый Томас
 3.90. Л.И. Бушмелев Люстра
3.90. Л.И. Бушмелев Люстра

Кованая люстра на пятнадцать свечей, по характеру рисунка и общей структуре напоминающая культовые подвесные светильники, изготовлена Г.Г. Зуевым. Хотя люстра сделана в наше время, впечатление такое, как будто это добротно выполненная реставрация старинного произведения кузнечного ремесла (рис. 3.91 и 3.93).

 3.91. Г. Г. Зуев. Люстра
3.91. Г. Г. Зуев. Люстра
 3.92. Г. Г. Зуев. Фрагмент Люстры
3.92. Г. Г. Зуев. Фрагмент Люстры
 3.93. Ю.Н. Бородин Люстра
3.93. Ю.Н. Бородин Люстра

Несколько другой, но тоже барочный, облик имеет люстра Ю.Н. Бородина (рис. 3.92), - это скорее старинная дворцовая люстра, выполненная по проекту художника или архитектора XVIII - XIX веков, столь точно в ней воссоздан стиль того времени. Неожиданный возврат современных мастеров интерьера к работам конца XIX - начала XX века наблюдается в общих декоративных решениях помещений магазинов, кафе, ресторанов и, естественно, отражается в изделиях художественной ковки и литья. В этом отношении показательно оформление Л.И. Бушмелевым торгового зала промтоварного магазина в Пскове. Здесь люстры выполнены в стиле модерн со всеми присущими этому направлению чертами - плавными, текучими линиями рисунка, закрученными и раскованными стержнями и полосами металла, шариковыми соединениями и т.п. (рис. 3.90). Иной подход к выполнению заказа проявил В.М. Атрашкевич. Им откована люстра на тему, навеянную белорусским поэтом эпохи возрождения (конец XV в.) Николаем Гуссовским, его поэмой "Песня о зубре". В образный строй люстры включены копья и дубовые ветви. Арматура ламп выполнена в виде коротких охотничьих факелов, цепи - в виде крупных крючьев. Люстра создана для зала музея в г. Гродно (рис. 3.94 и 3.95).

 3.94. В. М. Атрашкевич. Люстра Пущанская
3.94. В. М. Атрашкевич. Люстра Пущанская
 3.95. В.М. Атрашкевич. Фрагмент люстры Пущанская
3.95. В.М. Атрашкевич. Фрагмент люстры Пущанская

Аналогичная серия работ выполнена О.В. Боньковским для Острожского историко-культурного заповедника Ровенской области и Львовского музея истории религии (рис. 3.96-3.99). Мастер создавал подвесные светильники для уже существующих интерьеров бывших культовых сооружений. В каждом помещении им учитывались все особенности пространства: арки, своды, общая высота, необходимая освещенность. И соответственно находилось то единственное решение люстры (или светильника), которое гармонично вписывалось в интерьер зала. Соединение черного металла с деревом или стеклом неоднократно и ранее привлекало внимание художника-кузнеца.

 3.96. О.В. Боньковский. Светильник Острожского историкокультурного заповедника
3.96. О.В. Боньковский. Светильник Острожского историкокультурного заповедника
 3.97. О. В. Боньковский. Люстра 1 Острожского историко-культурного заповедника
3.97. О. В. Боньковский. Люстра 1 Острожского историко-культурного заповедника
 3.98. О. В. Боньковский. Люстра 2 Острожского историко-культурного заповедника
3.98. О. В. Боньковский. Люстра 2 Острожского историко-культурного заповедника
 3.99. О.В. Боньковский. Люстра Львовского музея истории религии и атеизма
3.99. О.В. Боньковский. Люстра Львовского музея истории религии и атеизма

Многократно повторяя свои эксперименты при изготовлении светильников, он сделал интересные находки. Применяя современную технологию обработки металла, объединяя классическую ручную и промышленную машинную ковку, кузнец как бы подчеркивал современное происхождение этих работ. В 1984 г. кузнецом Ю.Г. Карапетяном была откована декоративная люстра для размещения в пролете лестницы четырехэтажного здания производственного объединения "Урарту" в Ереване. При общем единстве вертикальной композиции детали люстры разнообразны и не повторяются: мастер щедр в своей фантазии - здесь и орнамент, и птицы, и змеи. Сами кольца с лампами освещения также различны, они то одинарные, то сдвоенные, то вообще не имеют жесткого контура (рис. 3.100 - 3.102). Жаль, что назойливо повторяющийся рисунок металлических перил мешает восприятию люстры во всем ее многообразии. Ю.Г. Карапетяном откован настенный подсвечник (рис. 3.103). Конструктивная схема этого бра позволила, приняв его за ячейку пространственной конструкции, создать люстры для больших современных залов.

 3.100. Ю. Г. Карапетян. Схема декоративной люстры ПО Урарту в г. Ереван
3.100. Ю. Г. Карапетян. Схема декоративной люстры ПО Урарту в г. Ереван
 3.101. Ю.Г. Карапетян. Фрагмент декоративной люстры ПО Урарту (2-й этаж)
3.101. Ю.Г. Карапетян. Фрагмент декоративной люстры ПО Урарту (2-й этаж)
 3.102. Ю.Г. Карапетян. Фрагмент декоративной люстры ПО Урарту (3-й этаж)
3.102. Ю.Г. Карапетян. Фрагмент декоративной люстры ПО Урарту (3-й этаж)
 3.103. Ю.Г.Карапетян. Бра
3.103. Ю.Г.Карапетян. Бра

Люстра О.В. Боньковского для актового зала Львовского железно-дорожного училища - это смелый эксперимент активного сочетания стекла и металла. При этом мощный, выразительный металлический каркас не теряет своих декоративных качеств. В то же время стекло, как основной декоративный элемент люстры, в первую очередь привлекает внимание зрителя (рис. 3.104).

 3.104. О. В. Боньковский. Люстра актового зала Львовского железнодо-рожного училища
3.104. О. В. Боньковский. Люстра актового зала Львовского железнодо-рожного училища



« предыдущая оглавление следующая »

Поделиться:


Советуем прочитать:

up